XlZYk24YVak

Классика и стабильность

Оркестр по-прежнему демонстрирует высокий уровень качества исполнения. Подобная стабильность говорит сама за себя.

…2015 год. Осенний Петербург. Большой зал Филармонии. Красноярский симфонический оркестр. Гостей зала ждала нетривиальная программа: романтизм «Фантастической симфонии» Г. Берлиоза и Виолончельного концерта Р. Шумана сочетается с музыкой Сюиты для симфонического оркестра, написанной М. Вайнбергом. Концерт на правах дебютного: за дирижёрский пульт недавно встал Владимир Ланде, вдохнув в оркестр новую жизнь. Убедительная, слаженная игра; органичный концертный вечер.

…2017 год. Апрельский город, ещё не очнувшийся от зимы. Вновь Большой зал Филармонии и Красноярский оркестр. На сей раз Санкт-Петербург стал маршрутной точкой на карте IV Транссибирского Арт-Фестиваля Вадима Репина, а концерт 8 апреля – одним из завершающих его штрихов. Красноярцы отважились привезти классику. С произведениями, вошедшими в программу, накрепко сроднился эпитет «хрестоматийные»: бетховенский «Эгмонт», Второй скрипичный концерт С. С. Прокофьева, Третья симфония И. Брамса – золото репертуара всех залов мира, какой бы затёртой ни выглядела эта метафора.

В «Эгмонте» Владимир Ланде сразу взял активный темп. Сдвиг в сторону ускорения наделил привычные слуху темы новыми оттенками: главная партия наполнилась необузданным штюрмерством, в побочной обнаружилось напористое упрямство. Увертюра морским штормом пронеслась по залу, окатив мощным валом победного, освобождённого мажора в коде. Тон был задан.

Второй скрипичный концерт Прокофьева оставил послевкусие воздушности, открытости. Искренне и прямодушно пропела главную тему скрипка Вадима Репина; ненавязчиво и просто подключился к солисту оркестр. Собранным, ясным жестом Владимир Ланде управлял балансом, добиваясь гармоничного сосуществования оркестровой и сольной партий. Andante лучилось тонким волшебством: тёплая, поэтичная тема шелковисто переливалась, упоённая жизнью, в изысканном, тишайшем ореоле аккомпанемента деревянных и pizzicato струнных. Финал молниеносно промчался, сверкая причудливыми ритмами, удивляя нежданными сменами размера, с испанским задором треща кастаньетами. Необычно, что в трактовке красноярцев Второй концерт получился мягко затенённым. Таким колоритом исполнение обязано, пожалуй, Вадиму Репину, перенёсшему смысловой акцент на лиризм. Вместе с тем, оркестр, ведомый сконцентрированным и конкретным жестом Ланде, звучал вполне по-прокофьевски: задорно-игриво, временами капризно, с разными оттенками юмора – от задиристой шутливости до иронии и гротеска.

Концертная программа была выстроена по классическому образцу, в трёхчастной форме: увертюра – концерт – симфония. Третья симфония Брамса стала логичной кульминацией, где оркестр продемонстрировал все свои достоинства. Партитуры Брамса полифоничны, степень насыщенности подголосками в них высока, и велика опасность утонуть в этом изобилии, зазвучать «общо» или, наоборот, увязнуть и рассыпать форму. Ланде добился того, что все партии прослушивались: каждой из них можно было любоваться, при этом сохранялась цельность формы. По знакам руки дирижёра оркестр чутко ловил дыхание брамсовских мелодий. Любое ускорение и замедление темпа, любое расширение и сжатие выглядело уместным, выверенным, обоснованным. Внимательное отношение к брамсовскому тексту было заметно и в чуткой смене света и тени первой части, и в создании размеренной, уютной пасторальности второй, и в тревожной сентиментальности романса, и в драматизме финала. Красноярский оркестр может похвастаться прекрасной группой деревянных духовых инструментов, для которых в брамсовской партитуре много чудесного: и звучание дерева оправдало самые смелые ожидания. Впрочем, то же стоит сказать и о группе медных – аккуратной, исполнительной, чистой. Оркестр держит марку.

С момента дебютного концерта красноярцев в столице прошло полтора года. Оркестр по-прежнему демонстрирует высокий уровень качества исполнения. Подобная стабильность говорит сама за себя. В 2015 году коллектив пошёл на эксперимент: привёз в Петербург малоизвестного Вайнберга, к фигуре которого сейчас устремлено пристальное внимание музыкальной общественности. В рамках Транссибирского фестиваля красноярцы вновь решились на риск: приехали с классикой, чтобы завоевать привыкшую к наслушанному репертуару сцену Большого зала. Это был дерзновенный порыв сопоставить себя с именитыми оркестрами. У музыкантов получилось – более чем достойно.

Елена Наливаева

Ближайшие концерты