vKRE_er6tLk

Красноярский симфонический
с триумфом выступил в Мариинском

13 мая в Концертном зале Мариинского театра выступил Красноярский академический симфонический оркестр под управлением маэстро Владимира Ланде.

Предлагаем прочитать первые отзывы критиков культурной столицы. Текст Вячеслава Кочнова. Фото Валентина Барановского. 

Шопен как-то сказал, что всю его музыку можно выразить словом «жаль» (польское «żal»). Если в двух-трех словах попытаться выразить манеру дирижирования Владимира Ланде, когда он стоит за пультом своего Красноярского академического симфонического, скорее всего, это будет звучать так: мастерство, элегантность и страсть. Плюс еще, пожалуй, раритетный в наши дни безупречный академизм.

Красноярцы во главе с Владимиром Ланде приезжают в город на Неве уже третий раз. Правда, если в 2015 и в 2017 они играли в Большом зале Филармонии, то на сей раз Валерий Абисалович Гергиев пригласил их в Концертный зал Мариинки – пожалуй, один из лучших по акустике залов мира и, безусловно, вне какой-либо конкуренции в Петербурге. В КЗМ совершенно неважно, где ты сидишь – в последнем ряду партера и на балконе все слышно также насыщенно и ясно, как и в первых рядах.

Программа нынешнего концерта, проходившего в рамках Транссибирского Арт-фестиваля (художественный руководитель – знаменитый скрипач Вадим Репин), одновременно исключительно разнообразна и в то же время предельно серьезна: в ней сочетается проверенная полутора столетиями классика в лице гениально-монументальной Четвертой Иоганнеса Брамса с редко исполняемыми сочинениями – Антонина Дворжака (Концерт для фортепиано с оркестром соль минор, 1876 год) и все более входящего в моду польско-еврейско-советского композитора Мечислава Вайнберга (Рапсодия на молдавские темы, 1949 год).

В концерте также прозвучала музыка, не звучавшая в нашей стране еще никогда: была представлена российская премьера Симфонической картины «Макбет и ведьмы» для фортепиано с оркестром (1859 год) в инструментовке Ярмила Бургхаузера.

Таким образом, в смысле программы получилось предельное разнообразие: кто-то из слушателей пришел послушать Брамса, кто-то раритеты и российскую премьеру Сметаны, а многие, я уверен, пришли на Владимира Ланде и уже полюбившийся питерским меломанам Красноярский симфонический. В зале я увидел много профессиональных музыкантов – оркестрантов ЗКР и других коллективов, что говорит о высоком профессиональном интересе петербуржцев к красноярцам.

Владимир Ланде, уроженец нашего города, воспитанник выдающегося педагога Густава Майера, изящный, артистичный и, как всегда, в своем фирменном костюме-тройке мастерскими и элегантными жестами извлекал из оркестра потрясающее звучание. В этот раз меня особенно воодушевило – до мурашек по спине – звучание медных духовых, особенно, в «Макбете» Сметаны, где они зловеще диссонируют, зримо создавая атмосферу тревожного ужаса мрачной шекспировской мистики.

У меня возникло ощущение, что музыкальные и технологические возможности оркестра и ранее бывшие исключительно высокими выросли еще больше. Густой насыщенный звук, очень индивидуальный, узнаваемый тембр виолончелей и контрабасов создают совершенно незабываемую звуковую атмосферу.

Теперь немного о самой музыке. «Рапсодия на молдавские темы» друга и младшего соратника Шостаковича Мечислава Вайнберга (1919-1996), прозвучавшая в начале первого отделения, насытила зал восточным колоритом – эта музыка мелодична, характерна, доступна, а в исполнении Владимира Ланде и красноярцев она захватывает буквально как рассказ Бабеля. Фирма «Naxos» готовит к реализации проект записей произведений Вайнберга с Владимиром Ланде и Красноярским симфоническим.

Вайнберг стал входить в моду в последние годы – красноярцы уже привозили в Петербург его «Сюиту для оркестра», а после премьеры его оперы «Идиот» (1986), состоявшейся в этом же зале в 2016 году, интерес к его творчеству в нашем городе растет все более и более.

Прозвучавший затем раритетный Концерт для фортепиано с оркестром соль минор Дворжака поразил более всего… игрой солиста! Проживающий ныне в Германии выпускник Московской консерватории Лев Винокур (класс Льва Власенко) поразил публику помимо беспрецедентной виртуозности владения инструментом невероятным, просто небывалым артистизмом. Он сыграл сольную партию, пожалуй, прежде всего, как актер, что в наших залах встречаешь, к сожалению, не так часто, как этого хотелось бы. Я думаю, что без Льва Винокура, Владимира Ланде и красноярцев, эта музыка не была бы такой драматично-остросюжетной – слишком уж много в ней напыщенной героики, а еще больше Брамса. Высочайшее актерское мастерство Винокура настолько очевидно, что его не раз приглашали сниматься в кино: так, например, он сыграл главную роль в фильме «Франц Лист. Последние годы», а в прошлом году вышел фильм «Песни Лютера», в котором он выступил как исполнитель на исторических клавишных инструментах и лютне.

Нужно ли удивляться тому, что пианист сорвал шквал аплодисментов?

Симфоническая картина «Макбет и ведьмы» для фортепиано с оркестром Бедржиха Сметаны, открывшая второе отделение, вещь в музыкальном отношении гораздо более интересная, чем Концерт Дворжака. Шекспировский дух передан в ней со зловещим правдоподобием. Мистика злодейства и фатализма до дрожи овладела залом. Здесь снова блистал неподражаемый Лев Винокур, чья сыгранность с красноярцами достигает ощущения некоего единого музыкального организма, сливающегося в мощном едином ритмическом дыхании.

На бис пианист, вызываемый бурной овацией, сыграл три маленькие тихие пьески Дворжака и Сметаны. «Это чтобы успокоиться» — пошутил он.

Поставленная в конец программы вопреки общепринятому хронологическому порядку Четвертая Брамса (понятно, почему – ну кто уйдет в антракте, не послушав этот величайший шедевр?), прозвучала в исполнении маэстро Ланде и красноярцев величественно и академично, так же как в прошлом году звучала Третья. Мне больше всего понравилось в этот раз искрометно-шампанское Скерцо с его звоном бокалов и безудержным весельем. Наверное, этого аффекта мне сейчас не хватало…

Публика аплодисментами и криками «браво!» вызывала маэстро, и на прощание Владимир Ланде и красноярцы подарили нам бис – увертюру к вердиевскому «Набукко». Эта бравурная легкая музыка несколько развеяла трагическую атмосферу, оставшуюся от патетической Пассакалии, звучащей в Финале симфонии Брамса.

После концерта осталось удивительное послевкусие, которое трудно определить какими-то эпитетами, и желание услышать маэстро Ланде, его великолепный оркестр и маэстро Винокура еще раз и как можно скорее.

Ближайшие концерты