alt

Теодор Курентзис и оркестр "MusicAeterna"


В программе:
Петр Чайковский (1840–1893), вариации на тему рококо для виолончели с оркестром, op. 33 (1877),
солист – Алексей Жилин

Вольфганг Амадей Моцарт. Симфония № 40 соль минор, K. 550 (1788\1791)
Allegro molto
Andante
Allegretto
Allegro assai

О программе:
Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром – дань Чайковского моцартианству, Сороковая симфония Моцарта – иконическое воплощение языка и стиля венского классика: такая слава связывает эти сочинения не первый век. Между тем, оба шедевра шире этой трактовки, каждый имеет собственную историю и непростое, даже противоречивое содержание.

Так называемую «тему рококо» Петр Ильич Чайковский не заимствовал из музыки галантного века, а сочинил сам, причем, опираясь на русскую песню «Вдоль по Питерской». Классицистская форма вариаций была избрана для композиторского эксперимента – опыта письма для виолончели соло. В этой работе автору активно помогал близкий друг, виолончелист (и тоже композитор) Вильгельм Фитценхаген. Он не только усовершенствовал партию виолончели, но по-своему переработал всю серию вариаций после премьеры, вовсе вычеркнув из партитуры одну из них. В таком виде, к смиренному неудовольствию Чайковского, его Вариации были изданы, а затем закрепились в концертной практике. Простота и изящество сочинения, разнообразие характеров, воплощенных в разделах формы, яркая виртуозность партии солирующего инструмента превратили Вариации на тему рококо в один из «хитов» мирового виолончельного репертуара.

Симфонию № 40, как и симфонии № 39 и № 41, Моцарт написал всего за два летних месяца 1788 года. Сороковая значительно отличается от своих мажорных «соседей», и не только необычной тональностью соль минор. Моцарт нередко обращался к стилистике и образности старших коллег – композиторов мангеймской школы с их увлечением резкими контрастами и бурными проявлениями эмоций, с их чувствительностью и патетикой. Его развитие идей «мангеймской симфонии» оказалось особенно близко ранним романтикам, ответственным за первые биографии Моцарта и рецепцию его творчества, закрепившуюся в веках. В драматизме и меланхолии Сороковой симфонии (а равно и других минорных произведений Моцарта во главе с Реквиемом) создатели моцартовского культа слышали то, что было близко им самим: тему мятущейся, страдающей человеческой личности. Между тем, образный мир Симфонии № 40, включающий «объективистскую» созерцательность Adagio и мужественную бодрость менуэта, можно интерпретировать не только как лирико-психологическую драму, но и в куда более универсальном ключе.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!